одной строкой

Столичные власти и общественные организации закрыли лазейки для фальсификаций на выборах

Завершилось заседание Комиссии по развитию гражданского общества Общественной палаты столицы совместно с Мосизбиркомом и представителями всех партий, участвующих в выборах.

Завершилось заседание Комиссии по развитию гражданского общества Общественной палаты столицы совместно с Мосизбиркомом и представителями всех партий, участвующих в выборах. Наиболее горячо обсуждалось голосование на дому – в столице живет 126 тысяч одиноко проживающих инвалидов, 85 тысяч из них выразили желание участвовать в выборах, разумеется, они будут голосовать дома. «Важно проконтролировать, чтобы урна дошла до избирателя, но не менее важно зафиксировать, кто передал заявление от инвалида, — подчеркнул руководитель Департамента социальной защиты населения Москвы Владимир Петросян. – И если инвалид никакого заявления не писал, то принесший бумагу человек будет отвечать».

Участковые избирательные комиссии должны будут опубликовать количество заявлений о желании проголосовать на дому до вечера 13 сентября, заявил секретарь Московской городской избирательной комиссии Юрий Ермолов. В реестр будут внесены телефон избирателя, а также фамилия, имя и отчество лица, которое передало в Комиссию устное сообщение о намерении голосовать на дому. «Что касается выхода с переносным ящиком – на особом плакате, размещенном на стенде УИК, будут указаны данные о количестве заявлений, время выхода группы с ним, — сообщил секретарь МГИК. – Любой наблюдатель, член комиссии с совещательным голосом может подойти и записаться». Если же, вдруг, в ящике будет больше бюллетеней, чем зарегистрированных избирателей, все они будут признаны недействительными.

На заседании было принято решение о доступе наблюдателей и журналистов на закрытые участки (больницы, СИЗО) по предварительной аккредитации.

«Подача именного заявления от человека, который хочет проголосовать на дому, составление реестра в избирательной комиссии, куда будут вноситься данные не только об избирателе, но и о том, кто подал заявление от имени избирателя, – это, безусловно, важно, — говорит депутат Госдумы РФ Владимир Крупенников. – Все четко фиксируется, есть фамилии, имена, по которым можно убедиться, что человек в силу физических возможностей не может придти на избирательный участок. К инвалиду будут выезжать с прозрачной урной, которая будет помещаться не в багажник, а будет ехать с наблюдателями в салоне машины. Я считаю, что все слабые места в голосовании закрыты, хотя некоторые оппозиционные партии считают, что из процесса голосования еще нужно убрать социальных работников. Но хочется спросить – как же тогда будут голосовать люди с физическими ограничениями? Ведь у многих из них нет знакомого, соседа, родственника, который бы мог отнести заявление, более того – многие не могут сами открыть дверь – ключ находится у соцработника! Если вычеркнуть из процесса выборов их, то мы лишим инвалидов права проголосовать на дому. А ведь социальный работник не имеет никакого отношения к волеизъявлению, он лишь помогает своему подопечному, компенсирует его физические недостатки. Ну и конечно надо учитывать, что сами соцработники придерживаются различных политических взглядов».

 «Я считаю, что благодаря такой подробной регламентации процесса надомного голосования будет меньше вопросов, — говорит кандидат от «Справедливой России» Илья Свиридов. – Контроль даст больше прозрачности и открытости процедуре голосования, хотя я сомневаюсь, что снимет претензии в целом, ведь проигравшие будут искать причины своих поражений не в своей работе, а во внешних факторах».

По мнению Алексея Венедиктова,журналиста, председателя Комиссии по развитию гражданского общества Общественной палаты Москвы, главной задачей этого круглого стола было повысить уровень доверия к выборам. «Год назад мы добились того, что 99% избирателей смогли проголосовать честно и открыто, никаких фальсификаций на участках не было, — говорит он. — Из 85 жалоб подтвердилось только 4. Если и были какие-то подозрительные факты, то они как раз и связаны с 1% избирателей, который голосует на дому или в больницах. Сегодня мы снимаем и этот вопрос».